2019-05-23T12:18:59+03:00

История бывшей заключенной концлагеря или как живет 95-летний участник войны в Донецке

«Комсомолка» нашла забытого участника Великой Отечественной войны и не смогла пройти мимо. Теперь судьба Анны Павловны интересует весь Донецк [фото, видео]
Юлия АНДРИЕНКО@Suok76Suokкорреспондент
Поделиться:
Комментарии: comments24
Таким мы застали жилище ветерана в наше первое посещение.Таким мы застали жилище ветерана в наше первое посещение.Фото: Юлия АНДРИЕНКО
Изменить размер текста:

Отгремели салюты и парады в честь очередного Дня Победы. Не первый год шагая в Бессмертном Полку, своими глазами видела, как плачут люди, поравнявшись с трибуной для ветеранов – сгорбленных в своих пиджаках, тяжелых от наград и растерянно принимающих внимание людей – не привыкли к почестям. Когда-то там было несколько рядов, сейчас и один неполон.

День Победы только раз в году

Но праздник проходит, а старики остаются. Как они живут все остальное время? Хватает ли им нашей заботы и внимания?

Навещать стариков непросто, но волонтеры делают это. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Навещать стариков непросто, но волонтеры делают это.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Команда донецкого волонтера Андрея Лысенко уже который год объезжает ветеранов ДНР. Развозят продуктовые наборы, каждый порядка 2500 рублей и продуман так, что идеально подойдет старому человеку. Начинают ездить еще в апреле и оканчивают в июне. Дело это хлопотное. Даже раздобыв списки ветеранов в исполкоме, попробуй найди их жилье, когда многие из них уже не слышат, у большинства – нет мобильных телефонов и почти все они настолько немощны, что не в состоянии открыть даже дверь. Исключение – если ухаживают родные.

Андрей Лысенко не первый год проведывает оставшихся ветеранов. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Андрей Лысенко не первый год проведывает оставшихся ветеранов.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

А когда все подарки и цветы вручены сложно уйти от стариков. Они долго удивляются, что их не забыли. Затем плачут. Затем поят чаем. Затем показывают альбомы с фотографиями, вспоминают былое, которое давно некому слушать, снова плачут и уйти вот так с порога никак нельзя.

- В каждом районе ситуация разная. Где-то и представители власти ветеранов не забыли, и мы с командой продукты привезли, поздравили. А где-то о стариках, кроме нас никто не вспомнил, - признает Андрей, попутно ругая навигатор, который норовит нас завести в какие-то тупики. – У нас есть такая группа «Помоги согреться старикам Донбасса», которая предоставила часть средств, также в помощи ветеранам участвует «Фонд Захара Прилепина», волонтер Анастасия Михайловская, сообщество «Дружные семьи Донбасса». Уже удалось проведать порядка ста человек. Вот вы знали, что у нас в Донецке до сих пор жив личный связист Жукова, который потом еще успел повоевать в Афганистане тоже связистом? А он живет с неблагополучным сыном, который выпивает и обижает отца. Таких историй немало.

На старости осталась без родных

Мы выезжаем на окраины Донецка. Пыль стоит столбом, а широкие проспекты с их яркими патриотичными билбордами остались позади. Очень много заброшенных избушек с лесом сорняка и стихийными свалками, к сожалению, народ больше стремится жить в центре в благоустроенных скворечниках. Наконец-то находим нужный адрес. Этой район шахты Лидиевка и приехали мы к 95-летней бабушке Ане.

Так выглядит ее избушка. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Так выглядит ее избушка.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Покосившийся гнилой забор, из тех, что тронь пальцем, рассыплется, подпирают доски – так он еще хоть как-то держится. Такая же ветхая облезлая избушка, вокруг которой все заросло бурьяном. О том, что здесь все-таки кто-то бывает, говорит отсутствие травы у калитки. Мы дружно стучим в окна, двери, обходим домик, но в ответ тишина. Зато на наш шум выглядывает сосед Саша.

Забор того и гляди завалится. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Забор того и гляди завалится.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Там она, там. Может и дверь открыта, подергайте, - говорит он, узнав, кто мы и с какой миссией. – Вот только зря вы все это принесли. Заберут у нее все, как и пенсию забирают все эти годы, а она сутками сидит голодная. Как-то упала в доме, лежала плакала, хорошо был рядом, пришел поднял ее. У нее и хлеба часто не бывает, хотя государством не обижена – пенсия 6 тысяч, да и к празднику Победы деньги ей дали. Но у нее все забирают. Она и печку сама топит, кушать варит и горшки сама выносит. Да что я вам рассказываю, сейчас своими глазами увидите, как она живет.

Анна Павловна очень удивилась нашему визиту. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Анна Павловна очень удивилась нашему визиту.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

На наш шум наконец-то отворяются двери в избушку и на пороге показывается его хозяйка – бабушка Аня, опираясь на какую-то сучковатую импровизированную палку. Кровать бабушки несвежая и засаленная, а вокруг нее несколько стульев с какими-то тряпками, банками. На столе портрет Захарченко.

- Гала, гостей принимай, - говорит сосед и поясняет мое недоумение. – Ее настоящее имя – Анна, а в концлагере, куда она была угнана в Великую Отечественную войну, фрицы ей дали имя Гала.

Вот тут старушка и кушать себе готовит. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Вот тут старушка и кушать себе готовит.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Номер - 892

- Ой, зачем вы мне столько принесли? Тут на год продуктов! – растерянно и восхищенно произносит она, глядя на бойкую помощницу волонтера Елену, которая выкладывает продукты в холодильник. До этого в холодильнике стояли одинокая сковородка, одно яйцо и засохшая зелень на дверце.

- Да тут завтра ничего не будет, - говорит сосед. – Приедете, посмотрите.

- А кто это все заберет? – в один голос спрашиваем мы.

Саша рассказывает, что здесь уже давно прописана какая-то женщина с тремя детьми, которая нигде не работает, не родственница, но всем распоряжается, пенсию у бабушки забирает, приходят в лучшем случае пару раз в неделю.

Так выглядел холодильник бабушки в день нашего неожиданного визита. На 6 тысяч пенсии - не густо. А морозилка была совершенно пуста. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Так выглядел холодильник бабушки в день нашего неожиданного визита. На 6 тысяч пенсии - не густо. А морозилка была совершенно пуста.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Скажите, у вас и правда забирают деньги? – спрашиваем бабулю.

- Нет, я сама отдаю, - говорит она бесхитростно. – Воны ж мэни продукты приносят.

Но нам не удалось обнаружить даже следов от продуктов на 6 тысяч рублей пенсии.

- А что вы едите? – пытаемся понять.

- Картоплю чищу, суп варю, а когда они что приносят. Я уже не вижу ничего, очень тяжело, - бабушка вытирает слезы косынкой.

Ноги бабушки в отеках и ранах. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Ноги бабушки в отеках и ранах.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

На вопрос «кто они?», отвечает: «Ленка». У портрета Захарченко и правда невдалеке стоит маленькая электроплита. Вот тут, говорит сосед Саша, она сама себе и суп варит и картошку жарит.

- Скажите, а вы бываете голодной? – не унимаемся мы.

- Бываю, - вздыхает она. – Но я привыкла уже, в Германии так было.

На руке бабушки Ани татуировка с концлагеря – номер 892, ей в 1941 году только 17 исполнилось. Неизвестно, как пережила плен и что испытала почти девчонкой в войну. Затем было замужество и два сына, которых она похоронила молодыми. То ли погибли, то ли умерли до 30 лет, внуков бабе Ане оставить не успели. А затем умер муж и осталась она на всем белом свете одна.

Куда смотрят ветеранские организации? Многочисленные депутаты и прочие представители власти? Кто эти самые загадочные «они», которым бабушка отдает пенсию? Почему ни у кого не вызывает вопроса, в каких условиях живет участник Великой Отечественной войны?

Откликнулось много молодежи

Чтобы ответить на все эти вопросы решаем приехать еще раз. А до этого размещаю видео нашего посещения бабушки в соцсети, надеясь, что меня опередят власти и захотят проведать 95-летнюю старушку. За эти дни, кто мне только не написал, не позвонил – просили адрес, предлагали деньги, продукты, уход. Удивительно, но в подавляющем большинстве это была молодежь до 30 лет! Их эта история почему-то более всех потрясла. Значит, надежда на это поколение есть. Одна девушка написала, что не смогла даже досмотреть видео, расплакалась, после увиденного ни о чем другом думать не может, готова на любую помощь. Вот такие у нас!

Инициативная группа дончан не осталась в стороне. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Инициативная группа дончан не осталась в стороне.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Через несколько дней снова собираемся к бабушке. К нашему удивлению у калитки топчется молодежь – девушка и два парня. Женя и два Дмитрия не смогли отделаться сочувствующими смайликами, пришли.

И не только они. В доме бабушки соцработник затеяла уборку, моет полы, правда, почему-то используя миску, а не ведро. Да и бабушка сегодня выглядит иначе – в опрятном халатике, косыночке, смотрит на всех испуганно. Потемкинские деревни, приходит в голову. Видимо, соцсети все-таки дали свой результат.

А это наш второй визит. Разница колоссальная, как видно. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

А это наш второй визит. Разница колоссальная, как видно.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Скажите, как так получается, что человек в 95 лет бывает без хлеба и вынужден сам себе готовить пищу, практически ничего не видя? - спрашиваю соцработника.

Соцработник Александра выглядела испуганной и поспешила уйти. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Соцработник Александра выглядела испуганной и поспешила уйти.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Я здесь только второй месяц, - говорит Александра Семеновна, выкручивая тряпку. – Но, если бабушка говорит, что ей купить или приготовить, я это делаю. Прихожу я дважды в неделю – во вторник и четверг.

Хм, а если не говорит? Старый человек он всех боится напрягать, особенно чужих помощников, которые еще и меняются.

Соцработник выглядит испуганной и на все мои вопросы отвечает: «Вот этого я не знаю».

Я не опекун! Я просто прописана!

Через соседей удается найти номер телефона женщины, которая прописана у бабушки Ани. Звоним и через несколько минут появляется Лена. Настроена решительно, сразу видно.

Елена, прописанная в доме бабушки, настроена решительно. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Елена, прописанная в доме бабушки, настроена решительно.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Мои родители живут по соседству с бабушкой Аней, они ухаживали за дедушкой, а когда он умирал, то сказал ей прописать меня, чтобы я досматривала, - объясняет она. – Но я не являюсь опекуном, я просто тут прописана.

- Как же вы досматриваете, что у нее хлеба нет и сама себе есть готовит? – не выдерживает Женя. – Почему вы у нее пенсию забираете, на каком основании?

- Кто вам такое сказал? А кто ей продукты покупать будет? Да мои родители ей колбасу из Украины привозят, и масло «Олейну» и много чего другого, - начинает кричать Лена и я благодарю бога, что весь этот разговор происходит на улице, а не в доме при бабушке. – Вы такую грязь развели против меня, что от людей стыдно. А соседи гадости говорят, потому что сами не против дом забрать!

Ко всему выясняется, что в доме у бабушки нет туалета, а в тот, который на улице, она не дойдет, поэтому горшки с нечистотами старушка самостоятельно (!) выливает во двор. Как это происходит зимой, страшно думать.

Диалог быстро перешел в конфликт. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Диалог быстро перешел в конфликт.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Так же бойко Лена отвечает, почему дом в таком ужасном состоянии.

- А бабушка не хочет делать ремонт, говорит, умру, тогда и делайте, что хотите, - гневно отвечает Лена, сверкая золотым браслетом. – Я вот бегала к депутатам, добилась, чтоб ей хоть крышу покрыли. Настояла в союзе ветеранов, чтобы ей помощь дали, там думали, что она уже умерла давно! Да и соцработник до этого алкоголичка была, я настояла на другом. Она должна приходить дважды в неделю на два часа, но по факту – гораздо меньше времени тут проводит.

Мы резонно замечаем, что помощь, как и дом потом достанутся самой Елене, можно было бы и забор подправить – того и гляди упадет и внутри какой-то ремонт сделать, настолько все убого.

- А у нас все готово, но я же не могу разорваться – у меня еще трое детей, младшему – 4 года! – кажется у этой девушки на все есть ответ. – Я снимаю квартиру и получаю 6 тысяч детских! Вы это понимаете? Я ее подстригаю, купаю. Отец приходит к ней, живет через дом. Вам и в магазине подтвердят, что я всегда покупаю все для бабушки. Вот фотография, как мы с детьми к ней приходили на 9 мая с цветами и конфетами!

Лена показывает фотографию в мобильном телефоне – бабушка в белой косыночке окружена детворой с сиренью в руках и, если бы я не помнила ее грязного постельного и пустого холодильника, подумала бы, что Лену оговаривают. На подмогу она зовет своего отца, который живет буквально через дорогу и скандал набирает обороты. А я не понимаю одного, как можно жить в считанных метрах и не заходить к бабушке несколько раз в день?

Когда все для «галочки»

"Комсомолка" случайно узнала, как живет 95-летний ветеран войны в Донецке.Юлия АНДРИЕНКО

Почему холодильник пуст? Она ничего не хочет и мало ест. Почему бабушка бывает по несколько дней одна? Она ни с кем не хочет жить. Почему нет должного медицинского ухода? Она не принимает ничего, что назначил врач. На все наши вопросы ответ один - так хочет сама бабушка. Мне больше нечего для себя искать во все растущих децибелах скандала, вижу выглядывающую из-за двери бабушку, спешу к ней.

- Бывает и не приходит Ленка, у нее же трое детей, тогда я сама варю или жарю на электропечке, уже привыкла, - поясняет смиренно она. – Врача вот давно не было, ноженьки болят, сил нет и слепну я.

А вечером мне перезванивает активистка Женя.

- Мы еще долго общались с бабушкой, она рассказывала нам о своей жизни, фото сыновей показывала, - чувствуется, что девушка переполнена эмоциями. – А вы знаете, что у них с дедушкой награды есть? Вот только дедушкины пропали, а у нее четыре из пяти еще есть. Мы в ближайшую субботу уберем ей траву в огороде, постельное принесем, поменяем. Ее мечта смотреть в окошко, а там сейчас бурьян.

А на следующий день узнаю, что у бабушки за многое время побывал терапевт – Лена все-таки услышала меня и вызвала врача. Вот правда без кардиографа, да и назначения врача выполнять некому, дословно: «Бабушка ничего не хочет принимать!»

Бабушка выглядит испуганной, говорит с нами откровенно только тогда, когда рядом нет Лены. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Бабушка выглядит испуганной, говорит с нами откровенно только тогда, когда рядом нет Лены.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

И вот у меня в этой ситуации такое ощущение, что абсолютно каждый участник этой истории все делает больше для «галочки» – и сама Лена, и соцработники, и медики, и власть. Символично, что Галочкой как раз и назвали бабу Аню в концлагере. Все они что-то делают, особенно активно после посещения журналиста и волонтеров, но это больше напоминает видимость. А нужно делать так, как для родной бы делали бабушки. Хотя, наверное, все эти люди чтут ветеранов, вытирают слезы в День Победы, поют песни военных лет и ходят в Бессмертном Полку.

«Комсомолка» берет эту ситуацию на контроль. И обещает информировать вас обо всем, что нового будет происходить в жизни бабушки Ани. А в ближайшие дни вызовет к ней медицинскую помощь «Борис», чтобы сделать все необходимые обследования и решить вопрос с лечением. Думаем, найти слова убеждения мы сможем. И спасибо каждому, кто откликнулся и помог бабе Ане.

История бабушки Ани не оставила равнодушными многих дончан. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

История бабушки Ани не оставила равнодушными многих дончан.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

P.S Стоит добавить, что пока готовился этот материал, мне неоднократно поступали угрозы и оскорбления. А сегодня позвонил сосед бабушки Ани. Его слова отличный эпилог этой истории:

"Огромное вам спасибо хочу сказать! Именно, Юля, после вашего визита все забегали. Вчера врач был, - сказал Саша. - Сегодня траву, смотрю, косят у нее в огороде. Дали вы им перцу! Может хоть теперь вспомнят о ней, живой человек все-таки! А то до того довели, что без гигиены у бабушки вши завелись, так ее на лысо подстригли. Сил смотреть нет на это издевательство. Это только то, что я знаю, а сколько бы она сама рассказала, если бы ее не напугала Ленка. Но теперь есть надежда, что побоятся".

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Осознанный выбор: Личное мнение»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также