2016-07-14T10:30:19+03:00

Евгений Комаровский: «При простуде спиртом и уксусом детей не растирать, ноги не парить!»

Как лечить детскую простуду [советы от известного доктора]

00:00
00:00

Детскую простуду нельзя лечить стандартными методами

Детскую простуду нельзя лечить стандартными методами

Правда и мифы о детской простуде и гриппе. В прямом эфире радио КП популярнейший детский доктор Евгений Комаровский объясняет журналисту «КП» Юлии Браваренко и ведущей Елене Афониной, почему таблетка – это для ленивых и не здравомыслящих родителей.

Афонина:

– Сегодня мы пригласили в студию человека, который поможет нам разобраться в том, какие существуют мифы и какова есть правда в том, что касается детской простуды и гриппа.

Ну что, по-прежнему у нас все-таки живо поколение, и дай бог им здоровья, которое считает, что лучше всего простуду лечить проверенными средствами – горчица в носки, спиртом растерли, а дальше чай с малиной или с медом. Все, наутро, как рукой снимет…

Комаровский:

– Знаете, всегда, когда люди говорят о народной медицине, люди очень часто не могут понять следующего. Что, чем хуже медицина цивилизованная, тем больше обращений к медицине народной. То есть народная медицина процветает там, где обращение к нормальной не дает пользы. Возьмем ситуацию. Нет ведь какой-то особой медицинской науки, а есть цивилизованная наука, которой пользуются врачи всего мира. И опять-таки, страна является членом Всемирной организации здравоохранения. Если, например, ВОЗ пишет на своем сайте и во всех руководствах – категорически избегать растирания спиртосодержащими жидкостями, а у нас даже врачи скорой советуют растирать…

Браваренко:

– Да, да, мне советовали.

Комаровский:

– Тогда давайте скажем – у нас свой путь. У всех в мире спирт всасывается через кожу, а наши дети закаленные, у нас ничего не всасывается, ни спирт, ни уксус. Второй пример – малина. Отвар малины великолепный способ стимулировать потоотделение. То есть, если мы напоим ребенка малиной, он пропотеет обязательно. А когда человек потеет, пот испаряется и таким образом организм теряет тепло. Но одна из главных проблем любого ребенка с высокой температурой – это дефицит жидкости в организме. Для того, чтобы ребенок пропотел, ему нужно дать жидкость. Если мы дадим ему малину, не напоив его предварительно, то он начнет потеть, несмотря на это, и у него будет сгущение крови, а, соответственно, образуется вязкость мокроты и мы увеличиваем риск осложнений. Можно давать чай с малиной? Можно. Но чашка чая с малиной должна быть третья чашка. Первые две – без малины. И если он после этого не пропотел, давайте дадим третью. Горчицу в носки обсуждать, в принципе, сложно. Можно пойти помолиться богу, да… У нас же мочу детям в нос капают… Если мама верит в то, что это помогает… Я вот часто привожу такой пример. Особенно мне нравится в нашей методике народной процедура парить ноги. Проведите эксперимент. Пойдите в московский ожоговый центр и спросите у любого доктора, как вы относитесь к процедуре под названием «парить ноги»? Только будьте готовы к тому, что вам скажет доктор. Представьте ситуацию – сидит ребенок с ногами в тазике и мама, не убрав из этого тазика его ног, доливает туда кипяток… По мне, так это надо лишать родительских прав. Но вопрос вот в чем. Это знание, которое мы сейчас с вами обсуждаем, это общецивилизационная информация. То есть, мы с вами все знаем, что, если нас в школе чему-то научили, то мы с этими знаниями пройдем через всю жизнь.

Афонина:

– Конечно.

Комаровский:

– Если вам в школе сказали, что Москва – столица нашей родины, а Волга впадает в Каспийское море, то вас никто в этом не переубедит никогда в жизни. Так вот, если мы в школе научим детей, что вирусные инфекции не лечатся антибиотиками, что нет такой болезни – дисбактериоз, что горчицу сыпать не надо, что водкой растирать не надо, что малина может быть третьей чашкой, а не первой или второй, то есть, тогда, когда мама потом уже начнет умничать, ребенок ей скажет – а я не дам ноги в кипяток засовывать. И тогда, может быть, мы добро сделаем. Поэтому сегодня мы апеллируем к родителям, которые хотят что-то знать, которые хотят от доктора алгоритма действий, который зачастую не предусматривает использования лекарств.

Афонина:

– Замечательно!

Браваренко:

– А вот что касается профилактических мер. Хотелось бы спросить, вот мне доктор говорил – пришел ребенок из школы или из сада, промойте ему нос определенными антибактериальными препаратами или намажьте мазью противовирусной перед тем, как он уходит из дома.

Комаровский:

– То, что вы сейчас сказали, здесь абсолютно два разных вопроса. Местное применение антибактериальных средств, с точки зрения цивилизованной науки, это преступление. Вы знаете, когда только появился пенициллин, и вообще, когда появлялись антибиотики, – медицинская наука через это все прошла – он был массово эффективен. И самая главная проблема современной медицины – это стремительная выработка бактериями устойчивости к антибиотикам. Причем, они вырабатывают эту устойчивость намного быстрее, чем сейчас уже придумываются новые препараты. То есть, если 50 лет назад каждые 5-10 лет было величайшее открытие – появление нового класса антибиотиков, которые как бы догоняли – то сейчас мы уже перестали догонять. Так вот, для того, чтобы к антибиотику не вырабатывалась устойчивость, он должен накапливаться в очаге воспаления в высокой концентрации. Чем меньше концентрация антибиотика, тем легче бактериям с ним разобраться. Это понятно? Когда вы капаете антибиотик в нос, там никогда не будет концентрации. Поэтому покапали в нос – мало того, что склонность теперь к аллергии на этот препарат, так он еще перестал быть эффективен. Поэтому местно используются только те антибиотики, которые могут накопиться в высокой концентрации. Например, иногда антибиотики капаются в ухо – оттуда деваться некуда. Или в глаз. Но накапать в нос антибиотик – это вот с точки зрения цивилизованной медицины это завтра забрать у доктора – такого не может себе представить ни одна живая душа в цивилизованной медицине. А вот что касается противовирусных препаратов, то тут вы все должны четко понимать, что на самом деле у мамы есть элементарные способы помочь ребенку. Другое дело, что мама очень часто сама, без помощи детского сада, школы, окружения, страны, государства не может ничего сделать. Потому что от того, что она дома будет все делать прекрасно, а в садике ничего никто делать не будет, ничего хорошего не будет. То есть, надо всему обществу договориться. В этом проблема. Вот вам пример. Для того, чтобы вирус вызвал болезнь, он должен попасть в нос в совершенно определенном количестве. И это количество называется инфицирующая доза. Вот попало пять вирусов – организм с ними справился. А попало сто вирусов – нет. Как можно уменьшить концентрацию вируса во вдыхаемом воздухе? Вот вам вопрос.

Афонина:

– Ну, если мы говорим о детских учреждениях, то их хотя бы нужно той самой магической синей лампой облучать.

Браваренко:

– Проветривать.

Комаровский:

– Вот. Зачем синяя лампа? Открыли форточку – идет поток, сквозняк. То есть, вирусы на улице от человека к человеку практически не могут передаваться.

Афонина:

– А в транспорте?

Комаровский:

– Молодец! Вот мы уже и подъехали. В транспорте еще как могут. Но пока вы общаетесь на свежем воздухе – не могут. Вот доехал некий троллейбус до круга – в воздухе этого троллейбуса огромная концентрация вирусных частиц. Что стоит в масштабах страны, в масштабах центра столицы ввести такой закон – пятиминутный отстой маршрутного транспорта на конечных остановках. Просто остановиться, открыть все двери и пять минут постоять. Эта только мера резко уменьшит инфицирование. Или вот когда в школе звенит звонок, что должно произойти? Минутку, говорит учитель, звонок для кого? Для учителя – пока я не закончу свою мысль, сидите и пишите. А когда звенит звонок, то должно быть правило – 10 секунд и чтобы здесь никого не было. Все в коридоре. Открылось окно тут же и уже к следующему уроку все зашли в проветренный класс. Дальше. Попадают вирусы в нос. Как уменьшить концентрацию вируса в носу? Берем любой солевой раствор – чайная ложка соли на литр кипяченой воды. Это ж недорого, это любая мама может сделать. Взяли любой флакон-пшикалку и пшикаем в нос в городском транспорте. Зашли в троллейбус – пшик-пшик и прыгнули туда. Сидим в коридоре в поликлинике – пшик-пшик, пшик-пшик. Все. Вот редакция «Комсомольской правды». Вот как сделать, чтобы ваши сотрудники не заражали других? Основной способ передачи от взрослого к взрослому это не поцелуй, это рукопожатие. Потому что любой человек в течение часа чисто автоматически несколько раз касается рукой лица… Кстати, вот в Японии в очень многих офисах часто вводят с сезоном простуд запрет на рукопожатие, например… Кстати, вирусы цепляются к пылевым частицам, а они где находятся? В воздухе. Если воздух влажный, где пылевые частицы? На полу. А если сухой? В воздухе. Понимаете, в чем суть? Вот вышла новая книга моя именно про лекарства. И люди все ждут, что я сейчас начну вас лечить именно лекарствами. Но моя задача как раз объяснить, когда лекарства вам не нужны. Вот это моя задача – как доктора. И я хочу, чтобы все наши слушатели понимали, что защитить ребенка от инфекций надо другим способом. Таблетка – это для ленивых и не здравомыслящих родителей…

Афонина:

– Вот родители считают, что нужно ребенка закалять. А как закалять? В каких дозах закалять?

Комаровский:

– Надо просто четко расставить точки над и. Есть такое понятие – простуда. Простуда – это болезнь, связанная с переохлаждением. И болезней таких на самом деле очень мало. А есть понятие – острая респираторная вирусная инфекция. Поэтому простудами мы болеем редко, потому что редко наши дети ходят голые и босые на улицах. Поэтому чаще они болеют вирусными инфекциями и никакими закаливаниями вы не спасете детеныша от вирусной инфекции. Это при том, что я – сторонник закаливания. От вирусных инфекций можно спастись, прежде всего, свежим воздухом. Главное – ребенок должен дышать чистым, прохладным, влажным воздухом. И если мы на всех этапах жизни ребенка обеспечим ему такие условия, мы радикально уменьшим концентрацию вирусных инфекций…

Вот вы подарите молодому парню тонометр, а он же ж молодой, он же не знает, что с ним делать… Поэтому потом он его отдаст жене и скажет – дорогая, когда мне 35 стукнет, ты должна мне каждый день мерить давление. Потому что, если бы наши мужики элементарно знали, что ребята, начиная с 40 лет, у любого мужика есть проблема с артериальным давлением и весь мир узнает, что, если хотите жить до 80-и, так давайте ж его контролировать… Но он же все равно не будет его контролировать. А жена будет, если не хочет овдоветь. Понятно? Поэтому кому надо дарить тонометры? Женщинам цветущим, чтобы они за своими мужиками следили. Тогда у нас есть шансы увеличить продолжительность жизни. Понятно? Тогда мы будем размножаться в 40 лет, зная, что нам не 10 осталось, а еще 30. То есть, я к чему? Оказывается, тонометр – это тоже социальная ценность, этому надо в школе учить.

Афонина:

– Евгений Алексеевич, вы научную базу подо что угодно подвести можете…

В ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ

Евгений Комаровский: «Часто болеющий ребенок - это отсутствие здравого смысла у его родителей!». Нужно ли ребенку повышать иммунитет в сезон простуд [советы знаменитого доктора]

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ