2016-07-14T10:30:19+03:00

Евгений Комаровский: «Часто болеющий ребенок - это отсутствие здравого смысла у его родителей!»

Нужно ли ребенку повышать иммунитет в сезон простуд [советы знаменитого доктора]

00:00
00:00

Дети, посещающие детский садик или школу, болеют от 6 до 12 раз в год. А таблетками мы только убиваем иммунитет Фото: Евгения ГУСЕВА

Дети, посещающие детский садик или школу, болеют от 6 до 12 раз в год. А таблетками мы только убиваем иммунитетФото: Евгения ГУСЕВА

В эфире радио КП известный детский доктор Евгений Комаровский рассказывает корреспондентам «Комсомолки» Елене Ионовой и Юлии Браваренко, что ребенок, посещающий садик или школу, ДОЛЖЕН болеть вирусными инфекциями от 6 до 12 раз в год! И еще объясняет, почему мы сознательно убиваем детям местный иммунитет.

Ионова:

– В эфире программа «Красота и здоровье». Сегодня мы поговорим о детском иммунитете. О том, что это такое, нужно ли его повышать, нужно ли детям пить витамины. Особенно учитывая то, что надвигается сезон простуд. В гостях у нас сегодня известный детский доктор, педиатр Евгений Олегович Комаровский.

Комаровский:

– Вы знаете, когда говорят, надо ли повышать иммунитет, конечно же, надо. Но вопрос в другом – как его повышать? В конце концов, есть ведь разные способы и все искренне хотят, чтобы добрый доктор Комаровский сказал, что он знает волшебную таблетку, которая повысит иммунитет и мы с вами как сейчас всунем ее по всех детей подряд, и страна избавится от болезней, да. А на самом деле все очень непросто. И по большому счету исправить иммунитет лекарствами совершенно невозможно. Это давно доказано медицинской наукой, потому что частота детских болезней определяется, прежде всего, образом жизни. В конце концов, можно жить на хуторе в лесу и ни разу не заболеть ничем, ничего не принимая, и ходить в московскую школу и тоннами есть иммуностимуляторы, и все равно заболеть. Потому что, оказывается, первична вовсе не таблетка. Хотя все очень хотят именно таблетку.

Браваренко:

– А вот витаминки?

Комаровский:

– Я много лет пишу книжки для мам и вот последняя книга, с презентации которой я приехал сейчас в Москву, она посвящена именно лекарствам. И я остаюсь при убеждении, что потребность в информации о лекарствах – это последнее, что должна знать мама.

Ионова:

– Скажите, а как ваша книжка называется?

Комаровский:

– Так и называется. «Лекарства. Справочник здравомыслящих родителей». Это три тома… Я все время пытаюсь добиться, чтобы мамы понимали, что именно организация оптимального образа жизни, воздух, спорт, питание, режим посещения школ и детских садов – вот это определяет детскую заболеваемость и решить этот вопрос таблеткой просто невозможно. Это огромное заблуждение, но это заблуждение на руку огромному количеству тех, кто эти лекарства выпускает, продает, проверяет, контролирует, получает с них налоги и т.д.

Ионова:

– У педиатров есть такой термин – ЧБД – часто болеющие дети. И родители уже несут как бы вот этот крест, говоря, что у меня часто болеющий ребенок, у него низкий иммунитет, ну, что поделаешь…

Комаровский:

– Девчонки, а вы помните такую ситуацию, чтобы кто-то часто болезнями простудными, а потом съел какую-то таблетку и перестал болеть?

Ионова:

– Но все к этому стремятся.

Браваренко:

– Все в это верят.

Комаровский:

– Поймите, на самом деле, общемировая позиция утверждает, что ребенок, посещающий детский коллектив, должен(!) болеть вирусными инфекциями от 6 до 12 раз в год. И такой ребенок не считается часто болеющим. А у нас, если у него больше пяти раз за год, его ставят на учет, лечат лекарствами и т.д. Почему люди не боятся 10 ОРВИ? Да потому что не в вирусной инфекции риск. А в лечении. То есть, если он 10 раз в год болеет соплями, но обходится постельным режимом, когда надо, обильным питьем, иногда промыванием носа и выздоравливает сам без лекарств, то пусть болеет себе на здоровье. Он вырастет, переболеет и будет абсолютно здоров. Но если каждая вирусная инфекция – повод засунуть в ребенка антибиотик, что-то для иммунитета, что-то для кишечника, что-то от аллергии, что-то для носа, что-то для горла – вот это катастрофа, если он 10 раз в год поест лекарства! Когда ко мне приходят люди с такими многотомными карточками, я говорю маме – представьте себе, что мы отловим сейчас на улице абсолютно здорового ребенка и всунем в него все то, что успел за пять лет съесть ваш, намного он станет здоровее? Но дело в том, что, когда врач выйдет из вашего дома без перечня в пять лекарств, вы скажете, что он невнимательный. Мы ментально ждем от врача именно таблеток, сиропов, микстур. Мы считаем, что хороший врач – тот, кто назначил хорошее лекарство. А если вы зашли в аптеку, а там этого лекарства нет и вы оббежали пол-Москвы, чтобы его найти, вот это да! Или вы прибегаете, а это лекарство стоит 20 рублей! Извините, ребята, что это за лекарство за 20 рублей? А если 2000 – м-м… И вот папа с утра до ночи пашет… Папы нет, но папа заработал на лекарства, понимаете. И мы счастливы!

Ионова:

– Кстати говоря, о лекарствах. Вот вы сказали, стоит 20 рублей или 2 тысячи. Это миф или не миф, что лекарства есть более или менее очищенные. Возьмем тот же парацетамол…

Комаровский:

– Вне всякого сомнения, химический синтез может быть с соблюдением технологии и без соблюдения технологии. И готовый порошок парацетамола надо превратить в лекарственную форму. А это то, что уже попадет к вам в рот – это сироп или микстура… А в этом сиропе могут быть красители, ароматизаторы, консерванты, стабилизаторы вкуса и т.д. И все это может быть разного качества. Поэтому, конечно же, цена может очень отличаться. Но сказать покупайте только такой парацетамол – сложно.

Браваренко:

– Так от чего же все-таки зависит иммунитет?

Комаровский:

– Система иммунитета состоит из двух как бы половинок. Вот пришел вирус в ваш организм, система иммунитета распознала, что это нечто с чужеродной генетической информацией. То есть, это живая клетка, но не часть нашего организма. И система иммунитета начинает борьбу. В то место, где враг, идут лейкоциты особые, короче, там создаются для микроба нетерпимые условия. Это называется воспалительный процесс. И все время, пока идет воспалительный процесс, система иммунитета анализирует – мы всех победили? Уф, все, победили, ура, нет уже врагов! Что теперь надо сделать? Остановить воспалительный процесс. То есть, есть первая часть системы иммунитета, которая убивает врагов, и вторая часть, которая говорит – хватит! А теперь я вам задаю вопрос. Вот вы дали иммуностимулятор – вы что стимулируете? То, что вызывает воспаление или то, что говорит – не надо воспаления? И вы думаете, вот эта таблеточка знает, что ей надо в этот момент стимулировать? Нет таких умных таблеток. Но если у ребенка угнетение вот той системы, которая вызывает воспаление, а вы это остановите, значит, вы дадите возможность инфекции размножаться. А если вы сказали стоп невовремя, тогда начались инфекционно-аллергические болезни. То есть, оказывается, и мировая медицина все время поэтому говорит – если иммуностимулятор эффективен, то он опасен, он провоцирует очень часто тяжелые аллергические реакции. Если же не эффективен, то абсолютно безопасен, и тогда его можно есть тоннами, что мы все и делаем. Но нам всем становится легче… И вот если это поймет мама, то она реально может сделать так, что ребенок будет болеть реже. Если ребенок родился с аномалией иммунитета, он не доживет и до года. Нет возможности у медицины продлить жизнь ребенку с врожденными нарушениями системы иммунитета. Но, как правило, такого не бывает, это огромная редкость. Есть такое понятие – общий иммунитет, то, что, условно говоря, в крови, в тканях. И есть такое понятие – местный иммунитет. То есть, каждый день к нам с вами в нос, в горло, в уши, на кожу попадает миллиарды и миллиарды вирусов и бактерий и они погибают там, в носу, контактируя со слизистыми оболочками. Понятно? То есть, есть крепость и у крепости есть забор. Вот когда враг попадет внутрь крепости, это будет общий иммунитет. Но когда он не может пройти через забор, это местный. Если ребенок болеет часто, но выздоравливает, это значит, у него общий иммунитет хороший, а местного нет – то есть, забор в дырках. Поэтому главное – хотите, чтобы дети болели меньше, надо за чем следить? За местным иммунитетом. А теперь давайте подумаем, отчего зависит местный иммунитет? Вот этот забор (слизистые оболочки) вырабатывает постоянно слизь. То есть, сопли, мокроту. Вот эту слизь. И эта слизь содержит вещества, которые убивают инфекции. Вот так называемый лизоцин, иммуноглобулин А… Есть у ребенка сопли, мокрый нос – это значит, вирус, который попадет, погибнет в носу. И не вызовет болезнь. А если местный иммунитет не справится, тогда он пойдет уже в кровь и вызовет инфекцию. И вот главное правило местного иммунитета звучит так. Жидкие сопли убивают инфекцию. А сухие – это среда, где инфекция размножается. А теперь скажите, как сделать нос сухим, если в столице нашей родины от 6 до 8 месяцев отопительный сезон? Как уберечь нос сухим, если в комнате сухо и тепло? Если есть утвержденные правительством(!) санитарно-гигиенические нормы и правила для детских дошкольных учреждений и там написано – температура максимум 22, влажность 40-60%, а вы заходите в детский сад, там 28 и влажность 20%. И стоит открыть форточку, подбегает какая-нибудь клуша с криком «Закройте». Если в классе никто не проветривает, если слово «гигрометр» неизвестно абсолютному большинству взрослого населения. То есть, мы детям сознательно убиваем местный иммунитет. А именно пересыхание слизистых оболочек это – все отиты, все гаймориты, аденоиды, хронические тонзиллиты, бронхиты, крупы. Это все сухой воздух. Скажите, можно эту проблему решить таблеткой?

Ионова:

– Скажите, вот огромное количество средств от насморка, которые позиционируются именно как средства от насморка…

Комаровский:

– …Они должны быть в каждом доме. Хотя бы потому, что сосудосуживающий препарат, уменьшающий насморк, это препарат, который является неотложной помощью при боли в ухе, например. Если в доме жарко, нечем дышать, а ребенок не дышит носом, а ему пора спать, что произойдет за ночь? Он подышит ртом, у него пересохнет все в легких и бронхит и воспаление вам гарантированы. Поэтому, если в доме сухо и тепло и нос не дышит, то надо срочно восстановить носовое дыхание, чтобы он мог хотя бы носом увлажнять воздух.

Браваренко:

– Кстати, говорят, подсаживаются на них.

Комаровский:

– Конечно. Пять дней – и привыкание. Поэтому что делает умная мама? Она делает все, чтобы сопли не засохли. Умная мама посылает папу не в аптеку, а говорит – Петя, найди нам нормального сантехника, который поставит краник на батарею; Петя, зайди в интернет и почитай, что такое увлажнитель воздуха и какой нам купить; Петя, купи термометр и гигрометр и чтобы ребенок спал в чистой, прохладной, влажной комнате, где температура максимум 20, но он в теплой пижаме. Я могу поспорить с родителями часто болеющих детей. Если ваш ребенок полгода проспит в прохладной влажной комнате, вы вероятность болезни уменьшите в десятки раз. Но вам не хватает на это интеллекта, или здравого смысла, или еще чего-то, но вы все хотите ничего не делать… Я глубоко убежден в том, что часто болеющий ребенок – это отсутствие здравого смысла у его родителей. И отсутствие, извините, взаимопонимания с администрацией детских дошкольных учреждений и школ.

Браваренко:

– А вот комплексные витамины – вы за или против? И вообще, для чего-нибудь они нужны?

Комаровский:

– Они нужны. Вот когда есть, условно говоря, страна, где дети реально не имеют возможности питаться разнообразно, например, они могут есть только рис, или только рыбу, или только финики… Таких же стран много, да. Но если ребенок может получать крупу, что-то молочное, что-то мясное, какую-то рыбу, какой-то овощ и какой-то фрукт, то он получит все, что надо. Но как же мы проявим свою любовь? Опять-таки – витамины это лечебно-профилактические средства. А кто их должен назначать? Уж точно не аптекарь. А врач должен назначить, учитывая ситуацию на этой территории – есть у вас йододефицит или нет его, да. А какой возраст, а какая у вас физическая активность, а какой риск болезней? Вы не привиты против кори? Боже! Дело в том, что, если ребенок не привит против кори, самое страшное при кори – это дефицит витамина А. Вы не привиты против кори, а в нашем городе эпидемия кори, вы не хотите прививаться, да, вы такие умные, но хоть витамин А пейте… Потому что сочетание дефицита витамина А и кори ведет к слепоте, например… И миллионы детей в мире слепнут каждый год из-за кори. Но корь же это легкая детская болезнь, если послушать наших антивакцинаторов, понимаете. И отсюда все вот это. Поэтому эта ситуация индивидуальная, она решаться должна на государственном уровне. Но, понимаете, никто в этом не заинтересован, все заинтересованы в том, чтобы пошли и отдали денежку за витаминку…

Ионова:

– Ну да, тем более, что правильно вы сказали про витамин А, и к тому же есть еще витамин Д, который тоже достаточно коварная штука…

Комаровский:

– Поэтому родители должны хотя бы знать на уровне школы или то, что я им стараюсь написать, что витамины бывают двух видов. Есть водорастворимые витамины – к ним относятся витамины группы В, витамин С. И жирорастворимые витамины – это А, Е, Д, К. Так вот, водорастворимые витамины не накапливаются в организме и их практически невозможно передозировать. Ну, по крайней мере, очень сложно. То есть, вы можете съесть килограмм витамина В1, но вероятность побочных явлений очень невелика, он тут же окажется в моче. Потому что он растворяется в воде. А жирорастворимые витамины – А, Е, Д, К – это витамины, которые могут вызвать тяжелейшие осложнения при неправильном применении. И отношение к этим витаминам меняется. Если раньше, например, кричали, что витамин Е – витамин размножения – и его надо всем беременным есть, сейчас во всем мире полностью отказались от использования витамина Е беременными. А у нас до сих пор им лечат. А сейчас во многих руководствах иностранных даже написано, что на этапе подготовки к беременности и планирования, нежелательно принимать витамин Е.

Ионова:

– Тем более, что мы получаем его и так из растительных масел в достаточно количестве.

Комаровский:

– Да. Я хочу сказать, что главное, что мы должны давать нашим детям и нашим мамам информацию, которая не является тайной. В чем беда? В том, что есть вещи, которые касаются каждого из нас. Но когда наш среднестатистический папа захочет купить автомобиль, он будет сидеть часами в интернете и узнает все… А когда вы рожаете детей, вы думаете, что бабушка является экспертом. А бабушка говорит, что в два месяца пора давать сок, что подгузники это преступление, что, если ты купила баночку готовой каши, то ты мачеха и т.д… Поэтому мне ужасно не нравится, когда люди работают вот на этих уровнях инстинктов – а, мне лень вставать, поэтому пусть он лежит со мной. И он лежит у нее под сиськой ночами, а муж под чьей сиськой в это время лежит? Ни под чьей… А что с этим делать? А головой надо думать. И эта проблема реальная в 21 веке в Москве, где мода сейчас на совместный сон с ребенком. А, оказывается, если ребенку хорошо, а мужу плохо, это не семья. Семья – это когда хорошо всем. И если вы, бегая вокруг детеныша, нарушили семью, то это неправильно. И вы должны понимать, что больше всего на свете – больше груди, больше спанья – ребенку нужна мама, которая любит этого ребенка, но при этом сохраняет красоту, энтузиазм, желание папы, наконец… Вот тогда счастливая и добрая мама нужна больше, чем иммунитет, чем витамины, чем все на свете. И наша задача так воспитать детеныша, чтобы сохранить семью. А это несложно. И если для этого надо купить готовую баночку, а не стоять на кухне часами, давайте купим баночку. А свободное время потратим на себя, на мужа и сходим в кино.

Ионова:

– Спасибо вам, Евгений Олегович!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Евгений Комаровский: «При простуде спиртом и уксусом детей не растирать, ноги не парить!» Как лечить детскую простуду [советы от известного доктора]

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ