2016-07-14T10:30:19+03:00

Владимир Маркин: «Грех рано или поздно должен быть вскрыт и наказан!»

Владимир Маркин: Генетический код в России был заложен так основательно, что под корень невозможно вырубить нашу елочку совести и нравственностиВладимир Маркин: Генетический код в России был заложен так основательно, что под корень невозможно вырубить нашу елочку совести и нравственностиФото: Иван МАКЕЕВ

Официальный представитель СК России рассказал Радио «Комсомольская правда» о том, доволен ли приговором по делу «Оборонсервиса», почему начал вести программу на Первом канале и в чем разница между российским и американским судом [аудио]

00:00
00:00

«Смысла вообще в жизни не было, если бы человек не верил в то, что добро рано или поздно побеждает зло»

Дадыгин:

- В эфире программа «Только у нас», у микрофона Сергей Дадыгин. Сегодня у нас в студии, причем впервые, голос Следственного комитета России. И знаете, этот человек пришел на костылях. Я преклоняюсь перед людьми, которые держат мужское слово. Итак, наш гость - Владимир Маркин, руководитель Управления взаимодействия со средствами массовой информации Следственного комитета России.

Владимир Иванович, рады видеть вас на Радио «Комсомольская правда».

Маркин:

- Я тоже рад оказаться, во-первых, в стенах «Комсомольской правды». Честно вам скажу, я в «Комсомольской правде» был в последний раз еще в старом здании, до пожара. К своему стыду, никак не доехал, хотя у нас хорошие, теплые, можно сказать, товарищеские отношения с главным редактором вашего медиахолдинга.

Дадыгин:

- Мы с вами коллеги. Вы закончили факультет журналистики Московского государственного университета и сейчас – ведущий программы Первого канала «Следствие покажет». Я смотрел несколько выпусков – действительно хорошее дело вы делаете. Знаете, меня поразил выпуск про врача Киселеву, которая вводила своим пациентам запрещенный в России препарат, который может спровоцировать рак…

Маркин:

- Не может, а провоцирует.

Дадыгин:

- Вы верите, что добро побеждает зло?

Маркин:

- Иначе бы, во-первых, мы не работали. Иначе бы мы не снимали таких программ. Иначе бы смысла вообще в жизни не было, если бы человек не верил в то, что добро рано или поздно побеждает зло. Другое дело, насколько длительный этот процесс борьбы зла с добром. Иногда бывают промежуточные проигрыши, бывает, человек отступает шаг назад, чтобы сделать два шага вперед. Иногда те, кто думает, что зло побеждает в некоторых случаях, они ошибаются. Потому что нужно судить по окончательным результатам. Если, допустим, говорить вообще об уголовных делах, могу сказать, что нет нераскрываемых дел, все дела рано или поздно раскрываются, какими бы сложными они ни были. У нас следователи, криминалисты раскрывают дела давно минувших лет, через 10 лет. Раньше у нас был так называемый кримвагон, он прицеплялся к составу и ездил по стране, наши криминалисты с определенной техникой в тех местах, где отыскивался труп, которому 5-10 лет, раскрывали убийства 10-летней давности. Но это очень редко бывает, чтобы преступление рано или поздно не раскрывалось.

Другое дело, не всегда выходят следователи на заказчиков тех или иных убийств, но на исполнителей – как правило. Доказать всю цепочку от исполнителя до заказчика очень трудно. Есть у нас такие преступления, которые раскрывались, и на скамье подсудимых оказывалась вся цепочка. Помните убийство замглавы Центробанка Козлова? Это было, по-моему, в 2007-м или 2008 году, и тогда это дело было раскрыто нашим замечательным следователем Валерием Хамицким, который после этого еще несколько очень ярких уголовных дел расследовал. И тогда на скамье подсудимых оказались все, начиная от исполнителей, граждан Украины, которые исполняли убийство, и заканчивая заказчиком. Все абсолютно сейчас пребывают в местах не столь отдаленных.

«Русский мир морально и нравственно чист в отношении Запада»

Дадыгин:

- Это, конечно, замечательно. Хотя, конечно, вспоминается тут история с Владом Листьевым.

Маркин:

- Конечно. Убийство Кеннеди не раскрыто. Много убийств мировых. Конечно, когда утеряны основные следы, основные улики, конечно, трудно. Там можно только предполагать, но следствие ведь руководствуется не предположениями, а фактами. А факты иногда вскрываются. Они рано или поздно могут вскрыться в виде свидетелей, в виде потерянных, но найденных улик и т.д. Это говорит о том, что грех рано или поздно должен быть вскрыт и наказан.

Дадыгин:

- Как вы относитесь к тому, что по ряду уголовных дел все-таки есть срок давности, и люди могут избежать наказания? Правильная это установка или нет?

Маркин:

- Мы руководствуемся законами Российской Федерации, Уголовным кодексом, Уголовно-процессуальным кодексом, Конституцией Российской Федерации. Сроки давности устанавливаются не нами, а законодателями. Да, есть преступления менее тяжкие, есть более тяжкие, есть средней тяжести. Так вот, по тем уголовным делам, где мерой наказания является высшая мера наказания, истечение сроков давности по тому или иному преступлению может определить суд. Поэтому мы говорим о том, что, несмотря на то, что преступление, в котором мы сейчас подозреваем того же Михаила Ходорковского, а это участие в убийстве и покушение на убийство, о чем мы недавно говорили… Нам в свое время сделал замечание один известный адвокат, что там сроки давности уже истекли. Я ему в публичном пространстве сделал это замечание: повнимательнее смотрите законодательство Российской Федерации, там очень четко это прописано. После этого, надо отдать должное, он извинился передо мной, не публично, но, во всяком случае, по телефону. Нет, потом даже публично признался в одном из агентств.

Дадыгин:

- Меня ваша недавняя статья в «Известиях» так приятно удивила - в том плане, что вы так тепло отзываетесь о наших обычных людях, которые живут в России. И говорите, что у нас намного больше добрых людей, чем на Западе. Таких, которые в трудную минуту всегда придут на помощь. Это говорит человек, который работает в структуре, занимающейся ловлей преступников. Казалось бы, что вы уже столько про людей негативного знаете, а вы все равно верите, что люди в большинстве своем хорошие, добрые.

Руководитель Управления взаимодействия со средствами массовой информации Следственного комитета России Владимир Маркин. Фото: Александр БОЙКО

Руководитель Управления взаимодействия со средствами массовой информации Следственного комитета России Владимир Маркин.Фото: Александр БОЙКО

Маркин:

- Несомненно. А почему у меня должна исчезнуть эта вера и понимание, если я перешел на какую-то другую работу? От того, что я сегодня чуть-чуть побольше знаю о преступном мире, это не говорит о том, что я могу сделать для себя вывод, что основная часть у нас – это негодяи, а меньшая часть – люди, забившиеся в угол и пытающиеся от этого злого мира скрыться. Ничего подобного. Это только еще раз подтверждает, насколько русский мир морально и нравственно чист в отношении Запада.

Как-то в одном из интервью говорил: по какому принципу вы об одном деле говорите, о другом молчите? Да, есть такой принцип. Иногда мы должны об этом сказать, а иногда мы расследуем дело в полнейшей тишине, для того чтобы не спугнуть, во-первых, преступников, во-вторых, не помешать расследованию. Потому что очень часто бывает, когда расследуется дело, и адвокаты очень часто вбрасывают всевозможную ложную информацию, чтобы следователи клюнули и как бы ответили. На самом деле им нужна информация, они должны понимать, чем располагает следствие. Поэтому мы достаточно часто игнорируем все запросы средств массовой информации именно для того, чтобы… Нам же важно что? Важно всем, не только нам – и вам, и зрителям, и слушателям. Важен результат, чтобы злодей понес заслуженное наказание. А для этого нужны все законные способы и методы.

«У нас процент оправдательных приговоров где-то в пределах погрешности – 0,2%, по-моему»

Дадыгин:

- Может быть, я ошибаюсь. У людей, работающих в Следственном комитете, с годами уже наметан глаз. Можно по поведению человека… Вот вы с ним встретились первый раз, второй, третий, и вы уже предполагаете, есть ли у него скрытые какие-то мысли насчет того, что как-то ужучить, что-то сделать? Или это невозможно сделать, это может сделать только физиономист, психолог и т.д.?

Маркин:

- Я не физиономист и даже не психолог. Определить по человеку, потенциальный он преступник или нет, это, наверное, даже психолог не сможет определить. Это гораздо глубже всё. Люди иногда производят очень приятное впечатление. В свое время Владимир Семенович Высоцкий говорил, что я никогда не делал заключение о человеке при первой встрече, даже если он мне неприятен внешне, я никогда не делал никаких выводов. И очень часто это оправдывалось. Потому что первая встреча ни о чем не говорит, нужно человека узнать побольше.

Дадыгин:

- Есть же выражение известное – первое впечатление часто обманчиво.

Маркин:

- А иногда бывает, первое впечатление оказывается верным. Но говорить о том, кто чаще нарушает закон – адвокат, шахтер, спортсмен или даже следователь…

Дадыгин:

- Хорошо. Адвокат или прокурор? Вы озвучивали это знаменитое дело подмосковных прокуроров, которые крышевали казино подпольное.

Маркин:

- У нас есть статистика. И адвокаты, и прокуроры, и следователи, и депутаты входят в так называемую группу спецсубъектов, расследование в отношении которых проходит по особому режиму. Здесь нет такого, кто чаще. Да, адвокаты, поскольку они имеют дело с уголовными делами, у них клиентами являются, как правило… Бывают адвокаты потерпевшей стороны, бывают адвокаты обвиняемой стороны. Да, не секрет, что адвокаты в своей деятельности, к сожалению, руководствуются не законом, а совершенно другими методами решения проблем клиента. Это попытка дать взятку тому или иному участнику судебного процесса. Такое было, есть и, наверное, будет. Это говорит о том, что квалификация адвокатов сегодня не на самом высшем уровне, это не дореволюционные процессы, на которых адвокат мог говорить длительные и красивые речи. Это не американский суд, где адвокаты выигрывали дела. Знаете, какой у нас процент оправдательных приговоров в судах по уголовным делам?

Если я вам скажу, то вы, наверное, не просто удивитесь, вы можете со стула упасть. У нас процент оправдательных приговоров где-то в пределах погрешности – 0,2%, по-моему. А у американцев где-то до 30 или 15% процентов. И дело не в том, что, как нас либералы обвиняли, что у нас такая суровая судебная система, карает всех подряд, в суд попал – и 100% приговор. Дело в том, что российская правоохранительная система и американская принципиально разные. Дело в том, что если у нас есть предварительное следствие... Предварительное следствие проводят у нас несколько ведомств – есть подследственность МВД, ФСБ, ФСКН и Следственного комитета. В рамках предварительного расследования проводится тщательное изучение всех материалов уголовного дела. И после этого эти материалы передаются, как вы знаете, в суд. И в суде уже фактически сформировано это самое обвинительное заключение. Там уже в рамках судебного разбирательства… Вы знаете, что не всегда уголовные дела возбуждаются сразу? В большинстве случаев идет доследственная проверка. Прежде чем определить, есть ли состав преступления или признаки состава преступления или события преступления. И очень часто отказываются от возбуждения уголовного дела только потому, что отсутствует состав или событие. А у американцев как такового расследования нет. Там есть маленький период дознания, и всё расследование проводится уже в суде. Естественно, там вскрываются как факты за, так и факты против стороны обвинения. Естественно, в рамках судебного расследования выясняется, кто прав, кто виноват. Поэтому часто выносятся оправдательные приговоры. У нас же даже на стадии доследственной проверки выносится постановление об отмене.

Дадыгин:

- Я так понимаю, если нет уверенности, что этим уголовным делом надо заниматься, оно приведет к наказанию, то у нас часто и не возбуждают.

Маркин:

- Не возбуждают дело, потому что оно бесперспективное, нет судебное перспективы. Поэтому выносится постановление об отказе в возбуждении. Но в Америке бы оно пошло в суд, и там бы по этому делу был оправдательный приговор. Или в рамках расследования. Часто бывает, что в рамках расследования прекращается, потому что выясняются некоторые обстоятельства. В качестве этого могут служить результаты экспертизы. И тогда следователи приходят к выводу, что эта экспертиза показала, что состава не было, события не было. У нас очень часто приходят материалы… Знаете, экономические дела у нас возбуждаются по материалам оперативных служб, по материалам налоговых служб, по материалам Счетной палаты и т.д. И следователь не всегда принимает решение о возбуждении, в рамках доследственной проверки он тщательно анализирует материалы и очень часто выносит постановление об отказе в возбуждении. Но если бы мы отправляли это сразу в суд, там бы просто получали оправдательный приговор.

И еще почему столько мало оправдательных приговоров. У нас, по-моему, 95% всех судебных процессов проходит с участием государственных адвокатов. Адвокатов, которые предоставлены государством. А бесплатный адвокат, как правило, не заинтересован в том, чтобы работать так же продуктивно, эффективно, как нанятый платный адвокат. Поэтому вот такая у нас картина по оправдательным приговорам.

«Бегать люблю по пересеченной местности, когда меняется пейзаж»

Дадыгин:

- Мы продолжаем нашу программу. А теперь раскроем секрет, почему Владимир Иванович пришел к нам на радио на костылях. Владимир Маркин совсем недавно, большой любитель хоккея, болельщик челябинского «Трактора», в детстве вы играли в хоккей. Играл с коллегами и друзьями, и вот получил тяжелую травму.

Расскажите, как это случилось? И тот нахал, который посмел нанести эту травму вам, чем он отделался?

Маркин:

- Он уже отбывает в местах не столь отдаленных. Это, конечно, шутка. Никто и никаких нахалов, это был обычный игровой эпизод. И ничего страшного не было, кроме одного, что в результате этого столкновения я получил смещенный перелом, оскольчатый. И с разрывом связки. Я думаю, что через определенное время я выйду снова на лед. Хочешь заниматься спортом, можешь себе предположить, что могут быть и травмы.

В редакцию Радио "Комсомольская правда" руководитель Управления взаимодействия со средствами массовой информации Следственного комитета России Владимир Маркин пришел на костылях. Обещал - пришел. Мужик сказал - мужик сделал! Фото: Иван МАКЕЕВ

В редакцию Радио "Комсомольская правда" руководитель Управления взаимодействия со средствами массовой информации Следственного комитета России Владимир Маркин пришел на костылях. Обещал - пришел. Мужик сказал - мужик сделал!Фото: Иван МАКЕЕВ

Дадыгин:

- Плаваете?

Маркин:

- Вот не люблю плавать.

Дадыгин:

- Почему?

Маркин:

- Меня такие занудные виды спорта не очень увлекают. Нет, когда я оказываюсь в местах, где есть бассейн, я себя заставляю плавать полчасика после тренажерного зала. Но не люблю. Бегать люблю по пересеченной местности, когда меняется пейзаж. На беговой дорожке не люблю. Люблю на воздухе.

«Свободное ношение оружия в России разрешать нельзя!»

Дадыгин:

- Мы говорили с вами про оправдательные приговоры. И различие в процентном отношении: как это происходит у нас и за рубежом. Хоккей – близкий вам вид спорта. Есть такой хоккеист Вячеслав Войнов, который за домашнее насилие осужден был в Америке. Сейчас он вернулся в Россию вместе со своей супругой. Если бы он у нас в России все это сделал? Его просто потрепали бы по шее и сказали бы: не делай так больше, парень?

Маркин:

- Гипотетический вопрос. Был ли сам факт, не было… Что послужило причиной? И так далее. А то, что он совершил бы это здесь, и что было бы с ним, это вопрос неуместный. Дело в том, что…

Дадыгин:

- Дело в том, что у нас за домашнее насилие совсем другое наказание.

Маркин:

- Еще раз повторяю. Насилие насилию рознь. Несколько дней назад состоялся приговор убийцы жены и своих детей. Помните случай в Нижнем Новгороде? Ведь до убийства он их избивал постоянно. И жена приходила, жаловалась участковому, полицейским. Те вообще не реагировали.

Дадыгин:

- А те не верили.

Маркин:

- Более того, она говорила, что он нас обещает убить. Убить, расчленить и выкинуть на помойку. Они отнекивались от нее, как от назойливой мухи. И дело закончилось ровно тем: убил, расчленил и выбросил на помойку. Понимаете, о чем речь? Ведь такое домашнее насилие домашнему насилию рознь. Одно дело дал пощечину. Конечно, глупо влезать в семейный конфликт и разбираться, кто там прав, а кто не прав. В этом отношении в американской системе, мне кажется, слишком изуверские понятия об этом. Со слов одного человека могут поверить. Без доказательств, без экспертиз и так далее.

Другое дело, что когда ежедневно приходят и жалуются на своего супруга, есть следы побоев и не реагировать, а тем более, жалуются на то, что угрожает и не реагировать, вот здесь, считаю, сотрудники полиции или социальных служб, которые смотрят на это сквозь пальцы, они совершают настоящее преступление. Чем и поплатятся. Знаете, сотрудники полиции и некоторые должностные лица сейчас являются фигурантами уголовных дел, которые были возбуждены после их халатного отношения к заявлениям потерпевшей.

Основная часть преступлений у нас в Российской Федерации, да и в мире в результате бытовых ссор. Вот люди выпили и на кухне друг друга начали мутыжить. У кого что под рукой: оказался нож, ножом, сковородка – сковородкой. Это к вопросу о том, можно ли разрешать свободное ношение оружия в России. Да нельзя! И ровно по этой причине!

Дадыгин:

- Скажите еще, что нельзя!

Маркин:

- Нельзя! Никогда.

Дадыгин:

- Столько лоббистов вообще!

Маркин:

- Правильно. И в Америке лоббисты. Почему в Америке до сих пор чуть ли не каждый месяц случаются массовые убийства с использованием огнестрельного оружия? И президент об этом говорит, и все говорят. А почему? Да потому что там две-три крупнейшие оружейные компании лоббируют.

«Попробуйте сядьте без прав в цивилизованной европейской стране»

Маркин:

- Я тут недавно выступил с инициативой о введении уголовной ответственности в отношении лиц, которые управляют транспортным средством без прав. И сравнил это с ношением оружия без лицензии. У нас есть 222-я статья УК, которая предусматривает ношение оружия – это до 4 лет лишения свободы. А скажите, чем отличается человек, который садится за руль автомобиля, в средство повышенной опасности без прав? Он их никогда не имел. Я прошу сделать акцент, некоторые меня обвиняют: как, человек забыл права… Не об этом речь! Человек забыл права, кстати, сегодня это проверяется.

Вообще никогда не получал права! То есть, человек никогда не учился, никогда не сдавал экзаменов. Мало того, и самое главное, человек не прошел медицинского обследования. Здоров ли он психически? Не зависим ли он от наркотиков? От алкоголя и так далее. А он совершенно спокойно садится за руль. У нас в этом году было 400 тысяч случаев ДТП, когда автомобилем управляли люди без прав. Это только те, что попались. А сколько их каждый день управляет? Сколько людей ездят без прав и являются потенциальными убийцами? А ведь какой штраф за это? Знаете, какое наказание? Вот у вас есть права?

Дадыгин:

- Есть.

Маркин:

- А зачем вам права? Вы просто имейте в кармане 5 тысяч рублей, ну, от силы 15, вас поймают и самое большое наказание – 15 тысяч, а минимальное 5. Вы отдадите 5 тысяч и поедете дальше. А не поймают, будете ездить. Зачем вам учиться, волноваться на экзаменах, ходить на медкомиссию?

Попробуйте сядьте без прав в цивилизованной европейской стране. Приезжаете в Германию, и у вас не окажется прав. Или в Арабские Эмираты. Сразу в тюрьме окажетесь. Сразу! И адвокаты не помогут.

Владимир Маркин за работой. Даёт оперативные комментарии Фото: Марина ВОЛОСЕВИЧ

Владимир Маркин за работой. Даёт оперативные комментарииФото: Марина ВОЛОСЕВИЧ

Дадыгин:

- Наша газета не так давно писала про сына одного высокопоставленного человека из Израиля, который на супернавороченной машине сбил в центре Москвы человека. И спокойно уехал в Израиль. И его поймать не могут.

Маркин:

- Это дело я прекрасно помню, потому что я лично ввел такой оборот, как «бриллиантовый мальчик». И поскольку это дело не наше, а дорожно-транспортные происшествия подследственны полиции, и мы не занимались этим делом. Мы занялись тогда, когда один из его то ли родственников, то ли знакомых пришел выручать из больницы. И когда он совершил противоправные действия в отношении журналиста. А потом воспрепятствовал работе сотрудника полиции. И вот тогда мы возбудили уголовное дело. И вот тогда я поднял тему: как так? У него, оказалось, прав не было. Вообще. И я поднял эту тему и сказал: ребята, мало того, что у него ничего нет, даже гражданства не было российского, у него израильское. У него единственное – студенческий билет российский был. Ни прав, ни гражданства. Он на скорости 200 километров в час по центру Москвы ездит, его папа сопровождает на машине охраны. Он его поощряет. Я тогда сказал: папы бриллиантовых мальчиков, если вы будете так воспитывать своих детей, то ваших бриллиантовых мальчик рано или поздно ждет очень жесткая парковка!

Программу «Следствие покажет» придумали, чтобы показать работу следствия изнутри

Дадыгин:

- Нельзя не вспомнить дело «Оборонсервиса». Следственный комитет, проделав такую огромную работу, собрав столько улик, доволен, как дело завершилось?

Маркин:

- Следователи, расследуя дело, собрав весь комплекс доказательств, передают его с обвинительным заключением в прокуратуру. Прокуроры являются стороной гособвинения в суде. И суд принимает окончательное решение.

Наше полное убеждение в том, что мы собрали достаточный объем доказательств для вынесения. Суд решил так. В начале было совершенно по-другому. К сожалению или к счастью, мы не имеем никакого отношения к суду.

Бог им судья.

Дадыгин:

- Я спрашивал вас про программу «Следствие покажет», которую вы стали вести на Первом канале. Какие-то секреты можете нам рассказать? Про команду, которая ее делает, про артистов, которых вы, видимо, подключаете, потому что видеоряд очень богатый. Вряд ли реально осужденные люди будут участвовать в этой программе. Или я ошибаюсь?

Маркин:

- В чем была идея такой программы? У нас достаточно много такого рода программ. Примерно. Но форматы самые разные: есть на Первом, на втором, на НТВ были программы. Что-то подобное. Но там рассказывается о том, что было несколько десятилетий назад.

Мы хотели показать, что делается в расследования уголовного дела изнутри. Не то, как об этом пишут и говорят, показывают журналисты. Внешнюю оболочку. Мы хотели показать работу следствия, криминалистики, экспертов. Как шаг за шагом расследуется то или иное уголовное дело. Причем, не раскрывая полностью секретов, чтобы это не стало инструментом для совершения преступления, иногда мы где-то специально запутываем, иногда даже подбрасываем ложные факты о том, как мы расследуем. Но это делается с определенными целями – не дать возможность потенциальным преступникам использовать те или иные секреты.

Но мы должны показать, что работа следствия – это тяжкие труд. Для того, чтобы раскрыть особенно запутанные преступления. Вот после нового года мы будем рассказывать о том, как мы расследовали и раскрыли сложнейшую экономическую схему, которую использовал бывший министр финансов Московской области Кузнецов, которого сейчас никак Франция нам не может отдать, который украл у жителей Московской области о коло 13 миллиардов рублей. В 2008 году был совершенно другой курс. Просто увел, как вор-карманник. Но это не вор-карманник. Это жулики и шулеры в компании таких же шулеров. Специально разработали схему.

Следователи, которые начинают распутывать то или иное уголовное дело, они полностью погружаются в тему. Вот следователь раскрывает дело об авиационной катастрофе, он ведь должен полностью погрузиться в технологию, должен понимать работу и диспетчеров, как работают двигатели той или иной модели самолета. Так же и здесь. Следователь, расследовавший коррупционное дело министра финансов Кузнецова, он погрузился практически в экономику.

Нам завидуют! Не нашему материальному благополучию, нашему морально-нравственному благополучию!

Дадыгин:

- Вы хотите сказать, что его, действительно, могут депортировать в Россию? И вы фактически можете поставить точку в этом деле? Многие уже махнули рукой…

Маркин:

- В отношении него приговор вынесен. В отношении многих соучастников приговор вынесен. Многие отбывают сроки наказания. В отношении Кузнецова судом французским принято решение о его депортации. Но тут включаются разного рода механизмы, которые действуют во Франции, в том числе, законодательного порядка. Там окончательное решение принимает премьер-министр, оказывается. Это длится уже третий или второй год. И сейчас вроде принято решение, а может, не будем отдавать? Он у нас там нарушил какие-то законы. Ну, не хотят отдавать, потому что он уже столько инвестировал во французскую экономику. Но мы все-таки надеемся.

То, о чем я написал в крайней колонке. Нам завидуют! Не нашему материальному благополучию, нашему морально-нравственному благополучию! Человек живет, а совесть отдельно, а тело отдельно. Русский человек не может так жить. У него совесть всегда внутри. И так должны жить. Но, к сожалению, запад растерял… У них давным-давно тело, совесть и нравственность живут совершенно в разных инстанциях. Если даже католическая религия у них подстраивается под то, что происходит в материальной жизни, о чем можно говорить? Если у них сегодня закрываются церкви, становится все меньше прихожан. Я почитал: в Норвегии, например, школьник должен быть или атеистом, или мусульманином. Ты не можешь быть православным или католиком. Наказывают родителей, у которых ребенок много уделяет внимания молитве. Нормально, да? Свобода слова, вероисповедания!

Я не призываю за какую-то религию, но свобода человека заключается в том, чтобы он должен быть в согласии со своей совестью. Когда у него отнимают и когда говорят: совесть вторична. Главное – материальное благополучие. Нас к чему приучили после перестройки? К этому. Американский способ. Если ты такой умный, почему ты такой бедный?

Дадыгин:

- Да. Это все в начале девяностых и пошло.

Маркин:

- Слава богу, что генетический код в России был заложен так основательно, что под корень невозможно вырубить нашу елочку совести и нравственности. Можно чуть веточки обломать, но она будет расти.

Дадыгин:

- Давайте вспомним, что совсем скоро замечательный праздник Новый год! Мне хотелось бы узнать, где вы будете в 23 часа 50 минут 31 декабря? И, может, самый необычный новый год в вашей жизни?

Маркин:

- Это год с 1975 на 1976. Я в армии. И наш поезд едет из Казахстана, меня призвали в Павлодар, потом едет в Вильнюс. И из Вильнюса в Шауляй. Я в Шауляе учебку проходил. И новый год… Я лежу на третьей полке. И меня будит какой-то сержант, я открываю глаза: ну, с новым годом! И дает мне печеньку. И я уснул.

Где я буду проводить? Традиционно и без всяких сомнений, без всякого варианта – с семьей. Семья, как она должна быть в моем понимании. Это не только муж, жена и ребенок. Это обязательно родители, среднее поколение, младшее поколение. Это и есть настоящая семья.

Дадыгин:

- За большим столом!

Маркин:

- Да. И не только в новый год. Семья должна ассоциироваться в таком широком кругу постоянно. Опыт, родители наши и дети. Все должно быть преемственно.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ